Критерий качественного фандаба

Любая адаптация с иностранного языка на русский имеет право на жизнь. Если она вступает в противоречие с изначальным замыслом автора, это не причина признавать её никуда не годной. Хорошая адаптация придерживается оригинала и может позволить себе уместные вольности. Качественная — особый случай, когда наличие редактора перестаёт быть рекомендацией. Чтобы видение автора не исказилось при переложении на другой язык, переводчику потребуется больше времени на работу со словесными конструкциями и устойчивыми оборотами включая такие мелочи, как имена собственные.

Следовательно, работа переводчика не должна выполняться спустя рукава. Ему надлежит придерживаться оригинального текста настолько, насколько вообще возможно. Приветствуется использование подходящих по контексту синонимов, отчасти благодаря которым дословный перевод перестаёт быть «холодным» и обретает естественную выразительность. Хороший переводчик обладает словарным запасом на все случаи жизни. Всегда уточняет незнакомые термины и отсылки в интернете, не стесняется задавать вопросы.

Когда человек за микрофоном озвучивает персонажа, он в некотором смысле проживает за него «маленькую жизнь». Он смотрит на распечатку текста перед собой (или читает субтитры на экране), прослушивает несколько раз оригинал (угадывает эмоцию, подстраивается под интонацию). Затем мягко, без акцента произносит три заветных слова.



Мы не можем полноценно погрузиться в повествование, если адаптация зарубежной видеопродукции выполнена без должного уважения. Зритель видит конкретного персонажа, слышит его настоящий голос, и когда «поверх» кто-то начинает бубнить своим, абсолютно не подходящим под возраст, характер или ситуацию баритоном, зрителя выбрасывает в реальность. Теперь он слышит не персонажа, а голос человека, который его озвучивает.

Любителю от фандаба позволительно быть «не в характере», особенно когда приходится говорить за пять, десять, пятнадцать человек как мужского, так и женского пола, включая гендерные вариации и монстров, для адаптации голоса которых прибегают к помощи специализированных программ. В дубляже и хорошем многоголосом «закадре» мы видим и слышим ПЕРСОНАЖА, а не человека, притулившегося губами вплотную к микрофону.

Что касается «отсебятины» при озвучке — здесь мнения расходятся. Плохо, когда актёр закадрового озвучания отступает от текста, выдумывая (или модифицируя) прописанные переводчиком слова. Случается так, что оригинальная фраза длинная, а перевод сократился всего до пары слов — просто у переводчика не было задачи адаптировать его под липсинк (lip sync). Однако уместное использование сленга делает озвучку более «живой» и понятной для нас, русскоговорящих. Здесь важно чувствовать меру.


формула закадрового озвучания пример


Эмоциональная «отсебятина» относится к разряду допустимых при адаптации, благо не влияет на смысл сказанного, ввиду того что актёры озвучивают, придерживаясь вполне литературного перевода. Совсем другое дело — когда перевода нет и даже не планируется. Здесь, как говорится, чем богаты. Спасибо, что хоть кто-то потратил время и сделал более-менее сносные субтитры. Однако это не оправдание для широко распространённого спидсабинга.

Было время, когда я пытался понять, отчего студия отечественного дубляжа под названием «Reanimedia» не воспринимается некоторыми зрителями и заплёвывается в среде приверженцев японского оригинала. Вскоре догадался: актёры дубляжа — по большей части театралы, и многие из них продолжают представлять себя на сцене. В результате получается либо хорошо, либо ужасно, ибо даже в сценах, полных драмы и отчаяния, персонаж выдавливает из себя неестественные слова.


ВИЖУ > СЛЫШУ > ВОСПРИНИМАЮ


Вы прочитали формулу хорошего закадрового озвучания. Мир не открою — всего три слова. Разумеется, она была вам известна, просто теперь вы точно знаете, почему плохую озвучку не хочется слушать и порой плохие сабы лучше, чем гнусавый акцент какого-то парня из фандаба.

Актёры дубляжа и японские сейю придерживаются этой формулы. Иногда у них получается не очень (вспомните пример самого худшего дубляжа в вашей жизни). В результате этого расширяется аудитория у фандаба и появляются так называемые поклонники «правильного перевода Гоблина» и прочих одноголосых войсоверов. Эти зрители без проблем погружаются в повествование и в дальнейшем не рассматривают возможность выбора качественной альтернативы. Они могут даже не знать о её существовании.


Определение адаптации


Вкратце резюмирую: если мы видим дедушку — мы должны слышать дедушку, кроме тех случаев, когда сюжет подразумевает обратное (это совсем не значит, что персонажа в возрасте может озвучивать только старик). Видим девочку и слышим её оригинальный голос — девочка должна заговорить для нас этим же тембром на русском языке. Он должен восприниматься нами без дискомфорта, словно так и должно быть, а оригинал «где-то там». Он для нас не существует.

Знаком с актрисами закадрового озвучания, которые озвучивают гарем из разнообразных девчонок (разводят персонажей) настолько талантливо, что создаётся убедительная иллюзия многоголоски. Однако немало и тех, кто даже с двумя голосами не справляется, потому что соблюдение формулы — это не про них, но опыт и должное усердие «прокачивало» и не таких.

И вместо эпилога — обращение к аудитории из мира отечественного фандаба: будь ваш голос хоть трижды волшебным, умение пользоваться техникой — однозначный плюс в карму. Качественная аппаратура для записи стоит немалых денег, однако и с помощью простенького динамического микрофона можно творить чудеса, ласкающие слух ваших зрителей.

Важно осознавать свои возможности. Сейчас не выгодно создавать коллектив; правильным решением будет подать заявку в любой, который вам понравится. Посмотреть доступные предложения и выдвинуть свою кандидатуру можно далее по этой ссылке.

Да прибудет с вами сила Лидеров Фандаба!

Добавить комментарий