Интервью с Lorin’ом

Наша громоздкая рубрика возвращается. Собеседником выступил руководитель проекта SovetRomantica, актёр озвучивания и персона года 2018 по версии редакции «Про фандаба» – Lorin!  Актёр как состояние души, тяжёлое бремя разочарований (своих и чужих) и забавная демократия – всё это и не только.

 

 

Daria: Расскажите о своём детстве. Где Вы родились и как росли?

 

Lorin: Ну что касательно детства. Родился я в 1992-ом году, в г. Тирасполь, который нынче является столицей непризнанной Приднестровско-Молдавской республики.

Так как примерно в то время, когда я родился, случился вооружённый конфликт на территории страны, мои родители покинули страну и отправились к родственникам отца (к его родной сестре) в Сибирь, а именно в г. Советский Ханты-Мансийского автономного округа, где ныне я и проживаю, а если быть точнее, проживал. Моя тётя занималась торговлей на рынке, чем и заняла моих отца и мать. Так как все находились на работе большее количество времени, то я находился на попечении тёти и дяди, а когда родители развелись, то и вовсе не давали особо видеться с мамой, а там и отец по тихой грусти свалил, и я вовсе остался с ними (тётей и дядей). С мамой я всё же виделся чаще, чем с отцом, но забрать меня к себе у неё не выходило из-за того, что она мне всего-навсего ничего не могла дать, из-за чего сильно переживала, а в это время тётя строила всякие басни и козни вокруг мамы. Правда, тогда я этого не понимал. В 7 лет меня отдали в первый класс, но не простой класс, а класс для богатеньких отпрысков. Тётя с дядей платили энную сумму, и нас там обучали по особой программе, в классе находилось всего 10 человек. Также с первого класса я стал играть в КВН в одной из местных команд, занимался хоровым пением и театральным кружком. Там я и проучился до конца начальной школы, после чего весь наш класс перевели в обычную школу. Для нас, детей не знавших, что такое настоящая школа, с дерзкими быдланами и жестокостями, это было целым испытанием. Особенно для меня, ведь я тогда уже был жирноват, и, собственно, часто сталкивался с издевательствами и буллингом в свою сторону. Собственно, перебороть весь этот пздц в свою сторону мне помогли те увлечения, на которые меня подсадили в начальной школе: КВН, пение и так далее. Я вообще обожал сцену, в более поздние года школы я сам уже вёл свою команду, выступал на сцене ведущим, придумывал сценарии, и всё шло чики-пуки. Да и компанию я тогда завёл благоприятную, состоящую из ребят, с которыми действительно было приятно общаться. Правда, эта компания в моих глазах опустилась, когда мы были в 10-ом классе. Если вкратце, у нас был среди друзей один мажорчик, который часто подкармливал нас в столовке и так далее, но при этом был лох лохом и, видимо, он решил самоутвердиться за мой счет, а именно сказал друзьям, что я, мол, попросил у него денег в долг, а когда тот отказал, я, якобы, промолвил следующее: «Так чего ты тогда этим лохам деньги даёшь, а мне нет». Узнал, собственно, о том, что я якобы сказал ему в тот момент, когда шёл после урока по коридору, ребята из моей компании и ещё пара-тройка с параллели не зажали меня в угол и не предъявили мне за лохов и так далее. Все мои попытки пояснить, что этот мелкий хер врёт, были тщетны, после чего они почти целый год не общались со мной и пытались булить, благо тогда я уже вполне мог постоять за себя и кинуть ответочку, так что этим я не сильно болел, но осадочек и урок на всю жизнь остался. Возвращаясь чуть раньше во времени, я всё-таки свалил от тёти к маме, когда в полной мере ощутил то поскудство, которое лилось от неё в сторону матери. Мама тогда жила с другим мужчиной, собственно, моим отчимом, фамилию которого (Майнингер) в итоге я взял себе, так как этот человек, будучи мне не родным отцом, сделал для меня в этой жизни больше, чем кто другой.

Но это всё лирика. А что касательно детства как детства, ну, я рос, наверное, как и все дети 90-ых. Не хуже и не лучше. Разве что у меня компьютер появился раньше, сонька и прочие радости, так как тётя с дядей были зажиточными крестьянами и могли это позволить. Денег мне давали прилично, даже скутер купили, так что я во дворе выглядел, как мажорчик, но не вел себя так. Бывали и драки, и любовь, и много чего было, если вспоминать все моменты детства, которые оставили свой след на моём будущем, то не хватит времени, чтобы люди смогли всё это прочитать. Придётся уже мемуары писать. К слову, я тут не особо упоминал родного отца, где он пропал и что да как. Его посадили, когда мне было 12 лет вроде как, и до 16-ти я его не видел и не слышал. Собственно, и до моих 12-ти я его видал разок в дверной глазок, так что такое себе.

Если подвести итог всего выше сказанного, то детство моё было сложно с моральной точки зрения, но вряд ли можно сказать, что я особо в чём-то себе отказывал, точнее, отказывали мне.

 

D: А юность? Поступление и студенчество?

 

L: Ну, с юностью всё было веселей. Изначально, будучи гуманитарием до мозга костей, я планировал поступить в юридический. Однако, так как мой отец (отчим, мне просто привычней называть его отцом) был зубным техником – это тот человек, который изготавливает зубные протезы, – он желал, что бы я стал стоматологом. Медицина привлекала меня, не так сильно, конечно, как юриспруденция, но всё же я решил пойти на стоматолога.

Кое-как сдав экзамен по химии (у меня были жуткие отношения с преподавателем химии), я всё же поступил в Пермскую Государственную Медицинскую Академию им. академика Е. А. Вагнера. Так вышло, что я попал в «иностранную» группу, так как у нас обучался студент из Марокко и студентка из Германии. В целом коллектив был приятный, дружный. Отец купил мне квартиру, а точнее комнату в общежитии, чего мне вполне хватало для пьяных вечеринок и сычевания. Собственно, что меня и сгубило. Стоило мне только заявиться на факультете, как меня сразу стали привлекать в театралку, КВН и так далее. Я опять был ведущим, опять тащил на себе команду КВН от нашего факультета и опять был затычкой в каждой творческой дырке. Собственно, на учебу это влияло крайне неблагоприятно, однако меня всё устраивало. И однажды мне поступило предложение стать резидентом местного филиала «Comedy club». Сценки, стендапчики, вечеринки, алкоголь, секс, немного лёгких веществ, иногда и не лёгких, всё это для меня стало роковой ошибкой, так как в итоге я взял и завалил второй семестр, из-за чего пришлось взять академический отпуск. Вернувшись в ВУЗ через полгода, я решил уделять больше внимания учёбе, но всё равно всё по-тихой скатывалось к тому, что мои увлечения Камеди, КВНом и сценой были выше учёбы. Чего уж тут говорить, у меня даже получилось сыграть эпизодическую роль в сериале «Реальные Пацаны», вроде как 3-ий сезон 11-ая серия, я там играл плохого внука. Мне даже преподаватели говорили, мол: «Нахер тебе этот стомат, иди ты в театралку». Однако я понимал, что я далеко не тупой, так как, приходя на пары, я выдавал материал на все сто. Даже на практике, когда мы ставили пломбы на зубах, преподаватель не смог найти, где я на зубе её поставил. Настолько хорошо подобрал цвет и настолько хорошо обработал поверхность. Если бы я не еб№;анил, из меня вышел довольно-таки хороший врач. Но ах и увы, в очередной раз завалив сессию, я забрал документы из вуза и поступил в филиал другого вуза уже у себя в Советском. Обучаясь заочно, я получил два высших образования, а третье получил через магистратуру (юридическое, экономическое, государственное муниципальное управление). В итоге в 24 года я уже имел 3 вышки, страсть к лёгким наркотикам и разочарование родителей в том, что я не стал врачом.

Lorin в телесериале «Реальные пацаны»

Ну, собственно, я не капли не жалею о потраченных двух годах в Перми. Эти эмоции не передать, я вправду стал другим человеком. Я понял, что на сцене – я бог, я творец, я создатель и это вправду моё. Я понял, что такое настоящие друзья, и осознал, как больно иногда может быть от того, что тебе стыдно за твои поступки.

 

D: Чем Вы занимались последующие пять лет?

 

L: Ну, вернулся после меда в родной город я в возрасте 20 лет. Сразу же занялся учёбой в другом вузе, но об этом я говорил выше. А так я продолжал заниматься КВНом, актёрской деятельностью. Правда, длилось это недолго, где-то через три года я понял, что КВН в целом изжил себя, и меня он больше не доставлял, а с театром в нашем городе было туговато, потому я ушёл в небольшую творческую стагнацию. Устроился на работу в Лукойл, сначала работая там разнорабочим, после оператором АЗС, а вскоре стал менеджером. В мире «аниме» я крутился как руководитель группы посвящённой аниме «Хеллсинг». Пришёл я туда из ролевых по этому фандому, был ярым фанатом этого произведения Коты Хирано, развивал группу, развлекал подписчиков, да и в целом эта группа забила немного ту творческую дыру, которая образовалось у меня в душе. Параллельно я писал шутки для разных команд, пробовался на роль ведущего в местном ТВ. А так, собственно, ничего особенного. Работа, дом, пивасик с друзьями, ничего такого, от чего можно было сказать: «Вау, чувак, вот это ты жжёшь». Наверное, самое яркое моё воспоминание за эти годы была поездка на рок-фестиваль «Кубана» в 2013-ом году. Там выступало огромное количество групп, причём большинство из них мои самые любимые. В общем, эта неделя, что я был на фесте, стала для меня самой алкогольной и наркотической в жизни. Такой букет эмоций я не испытывал никогда. Чего только стоило рукопожатие от вокалиста группы Skillet, обнимашки с Сашкой Ильиным (Семён из Интернов, хедлайнер группы «План Ломоносова»), куча автографов от участников легендарных рок-рупп и вооооооообще много-много чего. Я уже молчу про нашу последующую поездку в хипарьское место под названием «Утриш», где все ходили голенькие и, здороваясь в любое время дня, говорили: «Доброе утро». Слава богу, я ничего не подхватил в эти дни. Одно обидно, что в завещающий день фестиваля, когда выступала группа «System of a Down», ради которых я, собственно, и ехал, я приболел и не мошил на их выступлении, а мирно сидел на травке и радовался тому факту, что я увидел этих ребят вживую.

А так вроде бы всё, обычные рабочие будни вперемешку с сессиями и алкогольными вечеринками.

 

D: Как Вы познакомились с фандабом?

 

L: Ну, с некоторыми актёрами озвучки я был знаком ещё до того, как попал в мир фандаба. Общался с ещё неизвестным тогда Кузьмой (Никитой) Гридиным, фанател от Анкорда, в моих первых релизах меня даже пару раз путали с ним, ибо перенял манеру озвучивания. А попал в этот прекрасный мир я в конце 2012 года. В декабре вышла заключительная, десятая OVA Хеллсинга, и никто не хотел рожать субтитры и озвучку на неё. Однако так как все овы были построенные чуть ли не покадрово с манги, я решил сесть и озвучить эту ову, подглядывая в первоисточник. Озвучивал на работе, на микрофон встроенный в ноутбук. Благо у меня были навыки в обработке звука и видеомонтаже, потому затаймил я всё это дело и зарелизил без труда. Спасибо опыту в создании AMV. Так вот, качество получилось – не ахти, прям крайне не ахти. Я даже был удивлён, что люди смотрели это и благодарили меня. И тут спустя пару дней мне написал Алексей Карпов, он же Alvakarp, собственно, создатель SovetRomantica. Он пришёл ко мне с предложением озвучивать в его проекте. Так как для меня это было очень интересно, и я вправду загорелся идеей того, что аниме персонажи будут разговаривать моим голосом, я дал своё согласие. Однако не сразу приступил к работе. Главным моим условием было, что, мол: «Ребята, я с вами, но давайте я куплю себе хотя бы микрофон получше, и тогда начну с вами работать». И вот в апреле 2013-ого пришёл мой первый бюджетный студийник ATH (не помню точно какой, вроде 2020 usb, но это не точно). Вот так, собственно, так я и попал в мир фандаба.

 

D: Какими были первые года в фандабе?

 

L: Довольно такие успешными. На тот момент моим единственным «конкурентом» по просмотрам был Overlords, он как раз только основал AniStar, выйдя из сольного плавания, и у нас начались гонки за релизами. Стоило кому-то выпустить серию на пару минут раньше другого – все просмотры утекали к нему. Длилось это, правда, не долго, года два от силы, потом я просто устал вставать по звонку и садиться средь ночи за микрофон. Я решил уйти в самореализацию. Релизы стали выходить с большей задержкой, я изучил различные способы обработки голоса, обустроил домашнюю студию, обновил оборудование и уже старался работать на качество. Перешёл из одноголосок в двух голоски. К нам тогда как раз пришла девочка, Sakura, и мы довольно-таки неплохо сошлись в дуэте и начали делать действительно неплохие релизы. Да, из-за этого упали просмотры, но опять таки, упор СоветРомантики был на субтитры, а озвучка, как говорил даже сам Алвакарп в то время, была задумана исключительно для того, чтобы СР были на слуху, ибо аудитория фандаба больше, чем аудитория фансаба. Собственно, этим и жили. Пытался развиваться сам, и ещё параллельно развивать проект, так как у меня было множество идей и времени на их реализацию. На тот момент я не имел ещё никаких связей в фандабе, так как СР считались «Shitсаберами» из-за их скорости и не всегда точного перевода. Мало кто хотел дружить, вокруг, как правило, были сплошь хейтеры. Но озвучку хвалили, и слава богу. Это мотивирует работать, когда понимаешь, что это кому-то нравится, и тебе говорят спасибо за серии.

 

D: Как Вы стали главой SR?

 

L: Ну, этому способствовало то, что я в основном и занимался развитием команды, внешними связями и продвижением группы. У Карпа было всё меньше времени на то, чтобы заниматься проектом, так как учёба и прочие ИРЛ-проблемы, да и отношение с командой у него было не всегда лучшее. Ну и собственно, одно за другим, сначала он сделал меня своим заместителем, а потом и вовсе все дружно решили, что лучше меня назначить главой, а Леху оставить не у дел. Такая вот у нас забавная демократия. Собственно, так и произошло. Правда, Карп остался в команде как переводчик, да и его мнение я всегда учитываю в приоритете, так как всё-таки уважение к человеку никуда не пропало.

 

D: Каково быть главой такого крупного проекта?

 

L: Поначалу всё было легко. Мне не впервой управлять коллективами, где примерно 20 человек. Создал систему, по которой было бы проще контролировать работу, ввёл там таблички и бла-бла. Вскоре создан был сайт (хотя, насколько помню, мы его создали ещё при главенстве Алвакарпа, но тогда он был крайне сырым и неюзабельным, речь идёт уже о том внешнем виде, с которым мы работаем сейчас). Так как мы бомжи, были, есть, но надеюсь, что в скором будущем не будем, я платил большую часть денег за сервер, конкурсы и т.д. со своего кармана. Везло, конечно, когда к нам обращались рекламодатели, можно было немного выдохнуть, однако денег я вкладывал всё равно не мало. Сейчас расходы стали в разы меньше, так как у нас появился админушка с золотыми руками. Прошлые тоже были с золотыми руками, но распи№;дяи, из-за чего развитие сайта было близким ни к какому. Постепенно мы переходили из спидсаба в режим, в котором переводчикам и редакторам было бы удобно работать, также начал развиваться отдел озвучки. Но и с развитием, естественно появлялась популярность, а с популярностью к нам приходило всё больше и больше народу. У нас же коллектив как построен. Мы не платим за работу, но даём возможность человеку выплеснуть своё творчество, выступая, так сказать, площадкой для самовыражения. И народ шёл за этим, однако из-за этого и возникала немалая текучка, так как человек в любой момент мог понять, что фансаб\даб не его увлечение или захватывали ИРЛ-проблемы, вследствие чего человек уже не уделял внимания проекту. Из-за этого стали всё чаще возникать задержки, а я тупо не мог уже контролировать самостоятельно работу 50 с лишним человек. Тогда мною было принято решение на каждый отдел назначить по куратору. Итого мои обязанности поделились на 5-их человек: куратора дабберов, куратора переводчиков, куратора редакторов, куратора медиаотдела и куратора тех. отдела. Также были и временные должности, типа заместители и куратора отдела дизайна, но они изжили себя из-за ненадобности или неэффективности.

В целом же могу сказать, что управлять такой большой командой очень трудно, но не менее занимательно. Я очень рад, что в нашу команду приходят люди, и каждый раз грущу, если кто-нибудь из «старичков» её покидает. Для меня все они стали, как одна большая семья. Однако в один прекрасный момент случился коллапс. Выражался он в том, что мы решили всё-таки составить свод правил и даже систему страйков, по которым участник команды становился чуть ли не обязанным всё выкладывать в срок, но мы забыли о том, что всё-таки это коллектив, где ребята приходят за самореализацией, а мы создали для них рамки. Из-за этих рамок стали возникать конфликтные ситуации, люди стали уходить, а я пытался маневрировать в созданных самим же правилах, дабы удержать ребят внутри команды. С одной стороны эта проблема затронула по большей части старичков, которые не согласны были работать по-новому, потому расчёт был на новичков.

Вскоре всё дошло до того, что пришлось предлагать старичкам, если они хотят выйти из проекта, создавать собственные релиз-группы, где они будут делать всё так, как они хотят, но при этом выкладываться в СР. Тем самым мы стали плодить не только переводчиков и редакторов, но и ещё отдельные «команды», которые вполне могут самостоятельно работать и без СР. В целом на состав команды это не сильно повлияло, однако мошны было дай боже. Сейчас в команде 90 с лишним человек и эта цифра постоянно меняется, так как в день к нам приходит как минимум одна-две заявки на вступление, и думаю, что 90 – не предел.

Сейчас же я по большей части занимаюсь внешними отношениями в проекте, так как мои кураторы вполне со всем справляются, и я стараюсь не лезть в их дела, чтобы лишний раз не разносить смуту. Собственно, так вот и живём. В ближайшее время я всё-таки планирую выдавать товарищам хоть какие-то деньги за их работу хотя бы в качестве премий, так как в проекте наконец-то стали появляться «лишние» деньги, и их можно вполне вбросить на развитие и поощрение работы.

 

D: Как Вы отнеслись к появлению лицензии в начале 2018 года?

 

L: О приходе лицензии – а именно кранчиролов – стало известно в начале 2017-ого года, когда у них открылся набор переводчиков с английского. Так как я хорошо знаком с историей появления и развития кранчей, я имел примерное представление о том, как они работали в регионах, на которые им выдавали право показа. Да, именно права, кранчирол, к сожалению, не обладают исключительным правом, и заявлять свои права они могут исключительно через их совладельцев TV Tokyo. Не зная, насколько мои подозрения были верны, но я понимал, что в России они не представляют никакой угрозы для фандаб-сообщества. Хотя нет, представляют, но об этом немного позже. Собственно, даже не смотря на то, что могли возникнуть в скором будущем проблемы с публикацией сериалов, сам приход кранчей являлся отправной точкой в развитии аниме-культуры нашей страны. Вы могли заметить, как вскоре после их прихода прибежали Ваканимы, Нетфликсы стали делать некоторые релизы на русском языке и так далее. Чего уж говорить о том ажиотаже, который сейчас происходит в наших кинотеатрах. Раньше было праздником, если можно было хотя бы раз в пару лет сходить на полнометражное аниме в кинотеатр. А сейчас? Чуть ли не каждые два-три месяца в прокат выходят новые полные метры. Это же прекрасно! А за фильмами последует и развитие мерча, фестивалей и так далее. Да, пиратов это рано или поздно придавит, и я лично морально готов к этому. Единственное, к чему я не готов, – это к прогибу. На старте кранчиролов их менеджер стал рассылать письма с просьбой удалить те или иные сериалы без приложения каких-либо документов подтверждающих то, что он в принципе имеет право это заявлять. К некоторым приходили угрозы, а с кем-то вёлся мирный диалог, но у всех без исключения это закончилось тем, что Кранчиролл не смогли действовать в рамках закона РФ, в результате чего их просьбы были проигнорированы. Ну, на этом, собственно, и закончилось. Конфликт с хрустящими длился недолго, так как поднялось много грязи, а им этого было не нужно, и кранчиролл продолжил работу, опираясь на улучшение качества сервиса и перевода, что, собственно, и даёт им огромный плюс. Чего уж говорить, даже я подписан на Кранчей, так как у них приличный охват тайтлов, а за перевод отвечают люди, которые будучи ещё фансаберами, показывали достаточно неплохое качество перевода.

После нам предложили помочь с продвижением лицензии. Всем известная история с фильмом «Твоё Имя» тем, как руководство Истари Комикс наглым образом кинуло всех, и как финал, возникновения на российском рынке новых официалов – Ваканим. К слову, ещё на стадии работы над фильмом, руководство Истари Комикс проговорились, что придут Ваканим, что они будут нас защищать от поползновений лицензионщиков, и что скоро ВГТРК запустят аниме-канал, и от них будут защищать. Но кончилось всё так, как кончилось. Руководитель Истари Комикс стал директором российского филиала Ваканим и стал вести агрессивную политику. Начиная с баннов групп и сайтов, кончая глупыми угрозами пабликам блокировками, если те не будут репостить их контент.

Ну и чем это могло бы закончиться? А чёрт его знает чем, но конкретно Ваканим вылили в бочку мёда целое ведро дёгтя, и теперь для большинства зрителей «лицензния» – символ чего-то плохого и некачественного.

А если всё это объединить и сказать вкратце, то в целом я рад приходу лицензии в Россию, но разочарован их политикой.

К слову, ещё немного о кранчиролах. Многие думают, что они уничтожили пиратство путём запугивания и судов. Нет. Они просто делали быстрее и качественнее пиратов, а ценник в 5 баксов для запада – копейки. Вот, собственно, потому к пиратам тупо пропал спрос.

 

D: Как у Вас в жизни и в фандабе сейчас?

 

L: В жизни… Ну, жизнь – это жизнь. Со своими взлётами и падениями. Но вроде пока всё, слава богу, идёт в гору. Надеюсь, так и продолжится.

А что касательно фандаба. Лично я уже стабильно года два не выпускаю релизов со своей озвучкой, так как вот как раз таки эти жизненные ситуации и накатили. А подставлять коллег, с которыми я работаю над тайтлами, своими задержками – не хочется. Скоро у меня всё окончательно уладится с квартирным вопросом и бесконечными переездами, и тогда я планирую вернуться в фандаб как даббер, а возможно, и как актёр озвучки, так как в Екатеринбурге, куда я сейчас переезжаю, есть студии, которые готовы поработать со мной, ну а я, собственно, и не против. Но для начала надо вернуть прежнюю «форму» моему голосу. Так как, всё-таки, за 2 года иннактива навыки ослабли. Я был, кстати, очень удивлён тому, что меня признали персоной года в «Про Фандабе», хотя я не считаю, что делал что-то особенное. Я делал лишь то, что считал нужным. На данный момент я уладил почти все конфликты, которые были у нашей команды с другими коллективами, наладил общение с лидерами большинства проектов и вообще пытаюсь их тоже настроить на то, что надо работать сообща. Хотя для некоторых, возможно, это выглядит как «подсосал этим, подсосал тем», но и бог им судья. А ну и да, забыл сказать, что я и мой куратор отдела озвучания сейчас выкладываем большие усилия для развития в СР фандаба, так как на слуху мы у всех как одни из лучший переводчиков, теперь же хочется войти хотя бы в десятку лучших дабберов. Надеюсь, всё получится.

 

D: Последний вопрос. Вот Вы – опытный человек в фандабе, что можете посоветовать новичкам?

 

L: Не думайте, что хорошее оборудование сделает из вас хорошего актёра. Начинайте с простенького. Если вы вправду решили, что хотите попробовать себя в роли актёра озвучки, возьмите какой-нибудь бюджетный юсб-студийник и пробуйте на нём. Не забывайте, что ваш голос – показатель качества. Остальное же – обработка, сведение и так далее – придёт с опытом. Поначалу вы столкнетесь с критикой, с тем, что ваши серии будут собирать мало просмотров, да и с негативом в целом. Вот если вы сможете это перебороть и перейдёте в стадию, когда у вас начнёт формироваться ваша личная фанбаза, вот вам и звоночек, что можно и оборудование обновить, и заняться фандабом вплотную. Зачастую бывает, что новички сливаются спустя сезон-два и бросают это дело, так как всё-таки занятие не из лёгких. Если вы попадёте в известную команду, вы столкнётесь с тем, что озвучивать вам придётся «по звонку», что влечёт за собой недосыпы и прочие проблемы. Если вы уверены, что готовы уделять фандабу 2-3 часа в день, что это ваше, что поначалу вы будете работать себе в минус, как с моральной, так и с материальной стороны, то добро пожаловать. И главное. Не ругайтесь. Всё-таки сообщество фанатов аниме – это вам не фанаты футбола. Мы мирное и счастливое сообщество, и вам в первую очередь стоит стать живым олицетворением всех этих идеалов. Ну и да, даже если у вас проблемы с дикцией, то всё легко исправляется. Но лучше сначала заняться исправлением, чем лезть в этот котёл, иначе наслушаетесь огого. И как говорил наш премьер – «денег нет, но вы держитесь».

 

D: На этом всё. Спасибо большое за интервью, за развёрнутые и честные ответы. Желаем удачи и успехов.

 

L: Спасибо вам, так как текста я написал и вправду от души. А так же спасибо всем, кто прочёл это интервью до конца, надеюсь, для кого-то было интересным. Собственно, я буду читать комментарии, думаю и для себя что-то новое смогу подчеркнуть. До свидания)

Daria Steppe

Дарья Степная. Редактор энциклопедии, специальный куратор раздела "Адаптация песен", интервьюер и чуток новостник.

Добавить комментарий